filters query params help
enemy
A. Dante Divina Commedia

a Dio spiacenti e a' nemici sui.

Ни бог, ни супостаты божьей воли.

Hateful to God and to his enemies.

Die Gott und seinen Feinden mißbehagen.

Herman Hesse Siddhartha

Seine Feinde und Ungläubigen aber sagten, dieser Gotama sei ein eitler Verführer, er bringe seine Tage in Wohlleben hin, verachte die Opfer, sei ohne Gelehrsamkeit und kenne weder Übung noch Kasteiung.

But his enemies and disbelievers said, this Gotama was a vain seducer, he would spent his days in luxury, scorned the offerings, was without learning, and knew neither exercises nor self-castigation.

Враги же и неверующие говорили, что этот Гаутама-тщеславный совратитель, что он проводит свои дни в излишествах, презирает жертвоприношения, что он не обладает никакой ученостью, не признает подвижничества и истязания плоти.

J.K. Rowling Harry Potter and the Order of the Phoenix

"Dark Detectors," said Harry, stepping between the cushions to reach them. "Basically they all show when Dark wizards or enemies are around, but you don’t want to rely on them too much, they can be fooled . . ."

– Детекторы темных сил, — объяснил Гарри, направляясь туда между подушками. — В принципе, все они показывают приближение врагов и Темных магов, но на них нельзя чересчур полагаться — их можно обмануть.

F. Nietzsche Also Sprach Zarathustra

Böse Feinde sind sie: Nichts ist rachsüchtiger als ihre Demuth.

Они -- злые враги: нет ничего мстительнее смирения их.

Bad enemies are they: nothing is more revengeful than their meekness.

George Orwell Nineteen Eighty-Four

Pursued by enemy jet planes while flying over the Indian Ocean with important despatches, he had weighted his body with his machine-gun and leapt out of the helicopter into deep water, despatches and all – an end, said Big Brother, which it was impossible to contemplate without feelings of envy.

Летя над Индийским океаном с важными донесениями, был атакован вражескими истребителями, привязал к телу пулемет, как грузило, выпрыгнул из вертолета и вместе с донесениями и прочим ушел на дно; такой кончине, сказал Старший Брат, можно только завидовать.

Aldous Huxley Brave New World

By his heretical views on sport and soma, by the scandalous unorthodoxy of his sex-life, by his refusal to obey the teachings of Our Ford and behave out of office hours, 'even as a little infant,'" (here the Director made the sign of the T), "he has proved himself an enemy of Society, a subverter, ladies and gentlemen, of all Order and Stability, a conspirator against Civilization itself.

Своими еретическими взглядами на спорт и сому, своими скандальными нарушениями норм половой жизни, своим отказом следовать учению Господа нашего Форда и вести себя во внеслужебные часы "как дитя в бутыли", -- Директор осенил себя знаком Т, -- он разоблачил себя, дамы и господа, как враг Общества, как разрушитель Порядка и Стабильности, как злоумышленник против самой Цивилизации.

A. Dante Divina Commedia

quivi trovammo Pluto, il gran nemico.

115 Нам Плутос, враг великий, встал навстречу.

There we found Plutus the great enemy.

Und fanden Plutus dort, den großen Feind.

Herman Hesse Siddhartha

Einst waren Samanas durch Siddharthas Stadt gezogen, pilgernde Asketen, drei dürre, erloschene Männer, nicht alt noch jung, mit staubigen und blutigen Schultern, nahezu nackt von der Sonne versengt, von Einsamkeit umgeben, fremd und feind der Welt, Fremdlinge und hagere Schakale im Reich der Menschen.

Once, Samanas had travelled through Siddhartha's town, ascetics on a pilgrimage, three skinny, withered men, neither old nor young, with dusty and bloody shoulders, almost naked, scorched by the sun, surrounded by loneliness, strangers and enemies to the world, strangers and lank jackals in the realm of humans.

Однажды через город, в котором жил Сиддхартха, прошли саманы -- три странника аскета, высохшие, угасшие люди, не старые и не молодые, с покрытыми пылью и кровью плечами, почти нагие, опаленные солнцем, окруженные одиночеством, чуждые и враждебные миру, пришельцы и исхудалые шакалы в царстве людей.

J.K. Rowling Harry Potter and the Order of the Phoenix

According to the magazine, if you turned the runes on their heads they revealed a spell to make your enemy’s ears turn into kumquats.

Автор уверял, что если поставить руны с ног на голову, то получится заклинание, с помощью которого можно превратить уши недруга в лимоны.

F. Nietzsche Also Sprach Zarathustra

Aber da stahlt ihr Feinde mir meine Nächte und verkauftet sie zu schlafloser Qual: ach, wohin floh nun jene fröhliche Weisheit?

Но тогда украли вы, враги, у меня мои ночи и продали их за бессонную муку; ах, куда же девалась теперь та веселая мудрость?

But then did ye enemies steal my nights, and sold them to sleepless torture: ah, whither hath that joyous wisdom now fled?

George Orwell Nineteen Eighty-Four

Its enemies, if it had any enemies, had no way of coming together or even of identifying one another.

Ее враги — если у нее есть враги — не могут соединиться, не могут даже узнать друг друга.

Aldous Huxley Brave New World

And there's always soma to calm your anger, to reconcile you to your enemies, to make you patient and longsuffering.

И та же сома остудит ваш гнев, примирит с врагами, даст вам терпение и кротость.

A. Dante Divina Commedia

ché ciascun suo nimico era cristiano,

88 Затем что в битву шел на христиан,

For each one of his enemies was Christian,

Weil alle seine Feinde Christen waren,

J.K. Rowling Harry Potter and the Order of the Phoenix

One of the horrible painted kittens behind Umbridge had great round blue eyes just like Mad-Eye Moody’s magical one, and it had just occurred to Harry what Mad-Eye would say if he ever heard that Harry had drunk anything offered by a known enemy.

У одного из отвратительных котят, изображенных на тарелочках, были круглые голубые глаза, напоминавшие волшебный глаз мракоборца Грюма, и Гарри внезапно подумал, что бы сказал Грюм, узнай он, что Гарри принял угощение из рук заведомого врага.

F. Nietzsche Also Sprach Zarathustra

Deine Feinde nämlich zeigten uns dein Bild in ihrem Spiegel: da blicktest du mit der Fratze eines Teufels und hohnlachend: also dass wir uns vor dir fürchteten.

Ибо враги твои показывали нам образ твой в своем зеркале: там являлся ты в гримасе демона с язвительной улыбкой его; так что мы боялись тебя.

For thine enemies showed us thy likeness in their mirror: there lookedst thou with the grimace of a devil, and sneeringly: so that we were afraid of thee.

George Orwell Nineteen Eighty-Four

They had confessed to intelligence with the enemy (at that date, too, the enemy was Eurasia), embezzlement of public funds, the murder of various trusted Party members, intrigues against the leadership of Big Brother which had started long before the Revolution happened, and acts of sabotage causing the death of hundreds of thousands of people.

Они признались в сношениях с врагом (тогда врагом тоже была Евразия), в растрате общественных фондов, в убийстве преданных партийцев, в подкопах под руководство Старшего Брата, которыми они занялись еще задолго до революции, во вредительских актах, стоивших жизни сотням тысяч людей.

Aldous Huxley Brave New World

He knew that what he was saying was absurd in its injustice; he admitted inwardly, and at last even aloud, the truth of all that the Savage now said about the worthlessness of friends who could be turned upon so slight a provocation into persecuting enemies.

Бернард сознавал, что слова его несправедливы до абсурда; он признавал в душе -- и даже признал вслух -- правоту Дикаря, возражавшего, что грош цена приятелям, которые, чуть что, превращаются во врагов и гонителей.